?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Дисклеймер

Это дневник моего персонажа с Хогвартских и Хогсмидских Сезонов Маргариты (Барри) Флореску.
Вот она:
Маргарита
Дневник ведется в ОБВМ-ных целях.
Метки - "невыразимо", "дневник духа", "дневник"  - означают, что эти записи нельзя использовать как информацию, полученную в игре.
Остальное - можно.
Прошу всех быть честными и аккуратными.
Сестра, сколько должно пройти лет, чтобы я перестала о тебе плакать? Сколько мне нужно пролить слез, чтобы мир услышал меня, и ты вернулась уже наконец?! К черту Сириуса, никто не любил тебя так, как я. Что мне его душа, когда моя, израненная, страдает от того, что здесь нет тебя? Муж, дети, служение, друзья....
У меня все есть, но нет тебя. Интересно, думал бы кто-нибудь вот так обо мне, если бы я все-таки умерла в войну? Почему меня не было с тобой в утро твоей гибели? Почему именно меня, если только я и могла тебя спасти?
И, может быть, я могла бы отправиться за тобой и уговорить вернуться? Я ведь даже никогда не писала тебе, не просила. Может быть, зря? Уже все вернулись, дорогая Клементина, и многие не по разу. Возвращаются худшие из знакомых мне волшебников.
Может быть, дело в том, что я не просила и не звала?
Знаешь, твой дневник все еще у меня, и я все еще его веду.
Сколько должно пройти лет?
Сейчас я бы разменялась с тобой жизнью на смерть, потому что у меня в этом мире все уже случилось, все уже было, а ты была вынуждена уйти, не узнав многих вещей.
Хочешь, я подарю тебе свою жизнь, и ты вернешься?

Темная сторона Луны

Моя госпожа, встань со своего трона, протяни мне руку, дай мне свою силу, я клялась служить тебе не из страха, а во имя любви, ты сильная, смелая, живая и настоящая, и если бы кто-то узнал тебя, то никогда бы не отверг. Как мне соединиться с тобой, как познать смерть, не познав ее, где тот человек, что взглянет мне в глаза, когда ты во мне, и не отшатнется?  Кто-то зовет это темной магией, но это ложь, ты всего лишь сила, ты владычица царства мертвых в мире архетипов, ты блага, потому что воплощаешь в себе второй лик Иштар, потому что берешь на себя то, что она взять не может, ты перерождаешь, ты творишь героев, ты история о воскресении своей светлой сестры. Госпожа моя, я бы еще раз взглянула в твое лицо, я бы коснулась твоей ледяной руки, я бы осталась с тобой. Кто способен понять это? Кто способен вместить?




Получить свою карту

22. Число мага. Сколько еще будет разрушений?

Memories

Всякий раз, когда я смотрю старые колдографии или видео, я думаю: ну вот и со мной это случилось, аллилуйя, и у меня было счастливое детство, полное чудес, открытий, влюбленностей, дружеского общения, балов, приключений и всяческих нелепостей. А потом я вспоминаю, что все эти короткие юбки, погоня за баллами, квиддич и прочие школьные забавы были только декорацией к войне. Я смотрю в лица, еще не тронутые печатью грядущих тягот, я даже порой встречаю среди них свое лицо. Я была такой веселой и, наверное, действительно отмеченной печатью пошлости и безвкусия. Еще я была любимой - мне кажется, я пила эту любовь окружающих и никак не могла ей насытиться, - популярной (о, это много значит для девочки в магической Школе) и счастливой (хотя та же Ники могла бы вспомнить, сколько раз она варила мне "Глоток надежды", который мне приходилось пить из-за противного профессора С. Но тот же самый мерзкий С., сколько он подарил мне радости и как теперь я его понимаю)...
Чуть больше беззаботности, чуть меньше ответственности.
Все эти пропущенные удары бладжера, песок на зубах, оборотка вместо коньяка, которую я однажды чуть не выпила, отец в визенгамотской мантии - он такой большой, а я такая маленькая, сердитый (почему он вечно был на меня сердит?) дядя Гомес, шкодливые кузены, которыми была буквально наполнена Школа...
Сколько же всего было.
И поцелуев в коридорах, и обид до гроба, и дружб, и клятв.
Сейчас не хватает даже надетой на голову кузена Брайана кастрюли. Я помню, как мы с Дианой подрались из-за этого, помню, как дважды нападала на профессора Барберри, когда она не хотела выпускать меня из Школы (как меня только не отчислили), помню, как прятал и защищал меня от всего Мортимер, помню, как Феникс впервые взглянул в глаза моей дочери, а я смотрела на них обоих (как меня только не отчислили-2).
Я была такой живой. Наверное, это и раздражало больше всего моих недоброжелателей, ну что ж, я не могла быть менее живой. И я хотела бы сейчас быть такой же живой, как тогда.
Уже много лет прошло, а эти воспоминания все еще греют.

Дневник

Почему там было так холодно и пусто? Когда я вспоминаю, то болезненно сжимается сердце.
Я безумно замерзла, пока ждала студентов. Уильяму пришлось отогревать мои руки.
Нигде больше не царил такой холод. Я не могу об этом не думать.
И эти печальные глаза, смотрящие на меня с портрета.
Я все время думаю об этом.

Дневник

Любовь моя, найти тебя было нетрудно, нет, я вообще легко нахожу, это моя природа - искать.
А мое сердце вечно занято, ибо это моя суть.

Гораздо сложнее оставаться рядом и не бояться потерять. Каждый день, каждую ночь. Особенно в разлуке.
Когда я получила письмо о том, что ты пропал в Марокко, у меня ничего не оборвалось внутри, и мне хватило пяти минут, чтобы взять себя в руки. Пропал... Подумаешь!.. И не такое бывало.
Воспоминания обжигают.

Фрэнсис. "Упал. Удар. Перелом. Перелом. Перелом". Звук перерезаемого горла. Крик Доменики. Тишина.
Я выхожу из гостиной, раздватричетырепять, я иду тебя искать. Я не отдала своего первого мужа врагам, как поверженное знамя, я вынесла его с поля боя и чуть не убила этим. Это было хороший урок. Как мы были разделены с ним тогда - я могла летать, я умела, я всегда к этому стремилась, а он был земной, пах кровью и ничего не мог.
Он и Мелисента - серебряные частички моей души. Как бы мне хотелось вернуть их обоих в свою жизнь. Знают ли они, как я их любила? Они были как дети для меня, лучше и чище, безжалостнее и страшнее... Они съели мое сердце на завтрак и улыбались мне окровавленными губами. Я хочу вернуть их, потому что любовь не знает правил. Потому что.

Потом Фрэнсису отпилили голову, Мелисенту разодрал на клочки йети, а я, чьи руки еще вчера касались Разрыв-травы, навсегда разлучавшей меня с мужем, полюбившим другую, пошла мстить этими же руками за них обоих. И аз воздам. И с неба падет огонь на головы грешников...


Ты уже любил меня тогда, нежно говорил что-то на вашем смешном языке, латыни с пришептыванием, ты вытирал мои слезы по другому человеку, ты принял то, что был поначалу всего лишь утешением, мимолетным и ничего не значащим... О, ты всегда был взрослее, старше, мудрее, устойчивее. Ты понимал меня лучше, чем я - сама себя. Ты хотел знать меня.

Я как обезумевшая птица врезалась в тебя, как в утес. И свила гнездо на камнях.

А тут вдруг ты пропал. Не у одной меня сложная жизнь, подумала я. Но эти потери - от них можно было обезуметь за мою недолгую жизнь. Все эти имена, которые проговариваешь, соединяя в одно слово дэниелклементинагрейдоменикаасториятеодор. Те, кто вернулись, и те, кто не вернулся. Те, кто.

Полгода я писала письма, полгода ждала ответов, полгода не было вестей. Потом все закончилось.
Ты нашелся, ты был жив.

Но ты кое-что должен знать.

Если я потеряю тебя, ничего не останется. Потерять тебя - потерять надежду. Утес должен стоять, чтобы безумной птице было, где укрыться от непогоды.

Этот мир состоит из любви. Каждый из нас - кристалл. Нас гранят родители, Школа, испытания. Кто-то мутен, кто-то сияет. Но все мы так или иначе пропускаем сквозь себя любовь - и когда кто-то смотрит с любовью на нас, сами искримся светом.
Любовь делает все очень простым. Просто и прощать - не однокоренные ли слова.
Я смотрю вокруг и вижу острые грани кристаллов. Вижу людей, поранившихся о собственные чувства. Они тянут друг другу сквозь черную пустоту космоса (все, что между людьми - это такой космос) окровавленные ладони. Встречаться очень больно, не встретиться еще больнее. А самое плохое - это встретиться с самим собой, с зеркалом вместо другого и думать, что так оно и надо.
Я не могу смеяться над теми, кто страдает от неразделенной любви.  Я не могу презирать тех, кто чужую любовь отвергает.
Я сочувствую тем, кто хотел бы, да не может взять от окружающих ту любовь, которую они способны ему дать. Я не могу осудить того, кто, как я, к примеру, алкает всеобщей любви. И я жалею тех, кто бежит от любви в долг или в служение.
Все это - лишь наши окровавленные ладони, бессильно протянутые друг другу в надежде на чудо.
Все это лишь система раздробленных зеркал, тех самых сказочных осколков в сердцах и в глазах, что мешает увидеть мир таким, каков он есть.
Просто чудеса бывают, действительно бывают, и бывает то самое исцеление любовью, над которым в нашей стране принято снисходительно смеяться. Но когда-то именно любовь исцелила мир и искупила грех. Она была всесокрушительна, потому что ничего не хотела для себя.
Счастливая вина, принесшая нас в реальность и реальность в нас.
Разрушившая мир иллюзий - и продолжающая его разрушать.
Мы все должны увидеть друг друга по ту сторону Эдема, чтобы в него вернуться. Таков, видимо, замысел.

Раствориться в ком-то - это страстно желать отказаться от Божьего дара, от свободы. Но не зарастить внутреннюю пустоту ничем кроме собственной плоти и крови. Никто и никогда не сделает нас частью целого - мы уже родились и отделены от матери. А также от Бога - фактом рождения. Возлюбленные не возлюблены, если мы хотим утопить в них свою душу. Они для нас лишь омуты, в которых мы ищем забвения, сна.

Погрузиться в ночь, как порою, опустив голову, погружаешься в мысли,  -
вот так быть всем существом, погруженным в  ночь.  Вокруг  тебя  спят  люди.
Маленькая комедия, невинный самообман, будто они спят в  домах,  на  прочных
кроватях, под прочной крышей, вытянувшись или поджав колени на матрацах, под
простынями, под одеялами; а на самом деле все они оказались вместе, как были
некогда вместе, и потом опять, в пустынной местности, в лагере под  открытым
небом, неисчислимое множество людей, целая армия, целый народ,  -  над  ними
холодное небо, под ними холодная земля, они спят там,  где  стояли,  ничком,
положив голову на локоть, спокойно  дыша.  А  ты  бодрствуешь,  ты  один  из
стражей и, чтобы увидеть другого, размахиваешь горящей головешкой, взятой из
кучи хвороста рядом с тобой. Отчего же ты бодрствуешь? Но ведь сказано,  что
кто-то должен быть на страже. Бодрствовать кто-то должен.
Ф. Кафка

Tags:

Теневые практики

Свою Тень надо быть готовым встретить с распростертыми объятиями, как любимую подругу, как блудного сына, как давно потерянного родственника. Она не враг, она лишь недостающая часть целого, и я чувствую, как внутри у меня все радуется воссоединению, которое мало кому понятно и приятно, потому что разбивает мой сложившийся образ. Понимаю теперь Фрэнсиса, который то, что некогда нашел, предпочел долгу, войне, общественному мнению, семье, всему на свете.
В грязи он подобрал бесценное сокровище. И пусть будет благословен.
Почему чувства, которые казались мне постыдными и недопустимыми, вызывают у меня сейчас лишь чувство острого счастья, как будто я влюблена, пусть и тайно, и знаю о том, что моя любовь взаимна.
Эрешкигаль обнимает Иштар, но поцелуй сестры способен убить. И вот я целую и целую чудовище в своих снах, но пока чуда не происходит. Все для меня, огонь для мира, так кажется, говорят мои противники?

Может быть, меня радует то, что я способна наконец быть с собой честной. А может то, что впервые в жизни стою на своей стороне и не стыжусь этого. Если это Тьма, то почему?.. Меня лишь греет это чувство. Как будто неслышно подошла сзади моя старшая сестра и положила руку мне на плечо. Одновременно ощущаю себя сильной и очень хрупкой и уязвимой, потому что тяжелее всего сохранить то, что другие не готовы в тебе принять и готовы лишь осуждать. Но не все таковы. Когда волшебник становится целым, вещью в себе, то отсекаются лишние связи, уходят случайные знакомства - вряд ли можно назвать ценными отношения, в которых приходится притворяться, в которых тебя не готовы принимать таким, какой ты есть на самом деле.
Нужно вспомнить двенадцать стадий Делания: выпадение осадка, дистилляция. Идет очищение от всего ненужного, наносного, фальшивого. Я могу оказаться чудовищем в итоге, но это буду я. И ничего на свете нет приятнее этого пути к самому себе. Он устлан розами и усыпан тлеющими углями, и я иду, иду, иду. Я не могу не идти, это извечное рейвенкловское любопытство. Даже если цена будет высока, я заплачу. Но я должна познать истинную суть себя самое. Иначе грош мне цена как волшебнице. Иначе я вечно буду искать себя в других, растворять себя в других - и таким образом лишь признавать, что без других я ничто. Всегда отвращал этот путь, но многие заменяют поиски себя поисками другого, не понимая, что лучше бы им латать дыры изнутри.
Я все лишь потому, что я есть. 

Двое: я и моя Тень


Это богиня Иштар в аду.
Встречается с сестрою своею Эрешкигаль.

Вот здесь есть текст, вкратце описывающий их взаимоотношения и суть конфликта.
Помню, как колотила в двери, требуя вернуть мне одного волшебника, помню, как поклялась за него своей жизнью...
Наше служение Эрешкигаль началось тогда. Стоит подключить эгрегор, и он сам начинает транслировать мифы.


А вот еще один пергамент, из частной библиотеки, имеющий отношение к Пророчеству о Семи Темных Лордах.
А вот композиция, посвященная ей

Прослушать или скачать Ereskigal , Rise From Your Throne бесплатно на Простоплеер

Я начинаю понимать, что я чувствовала тогда, когда говорила с ней, с Темной леди. Когда предлагала ей все, даже саму свою жизнь. Почему она не приняла мою жертву? Что в конечном счете заставило ее уйти? Мне кажется, мы не закончили наш диалог...

В этом древнем противостоянии Иштар и Эрешкигаль, двух сестер, неразрывно связанных, как Жизнь и Смерть, столько красоты, столько истинности, что невозможно не любить обеих, не восхищаться каждой. Для меня было загадкой, почему меня так трогает вся эта история. Пока не состоялся в моей жизни один разговор, расставивший многое по местам.

Иштар - богиня любви и одновременно богиня воинской доблести, вот в чем вся алхимическая соль!

Прослушать или скачать Мельница Богиня Иштар бесплатно на Простоплеер

Между Иштар и ЭрешкигальCollapse )


Прослушать или скачать Екатерина Болдырева Девочка Иштар бесплатно на Простоплеер